evgenyart (evgenyart) wrote,
evgenyart
evgenyart

Categories:
  • Mood:

Лето у бабушки

Моя двоюродная бабушка, как и полагается настоящим бабушкам, жила в деревне. Это была большая деревня в пригороде Уфы. Бабуля родилась и выросла в этой деревне. Её вспыльчивый и грозный характер испытали на себе все жители чудесного местечка, особенно праздные мужики, слоняющиеся в подпитии. Бабуля по молодости садилась на коня, брала в руки нагайку и мчалась по деревне наводить порядок. Очень она любила, когда все были при деле. Напрашивается вопрос - как это её касалось? Тут ответ простой - до революции деревня принадлежала ей как дворянке и порядок любила во всём до страсти. Замуж она вышла после революции за своего конюха деда Максима (тихого и безобиднейшего человека), который по случаю состоял в коммунистической ячейке. И чтобы не разорили её красные, бабушка велела своему конюху стать её мужем и точка, ну а тот покорно согласился.



Иногда летом мы с мамой посещали этот райский уголок, где погостив пару дней, мама уезжала на работу в Уфу, а я оставался под присмотром бабули и её бесчисленных и верных подруг, готовых услуживать в любую минуту.
В то замечательное время мне ещё предстояло пойти в первый класс школы. Волосы на моей голове были светло-русые и завиты в большие кольца. Бабуля очень любила этого шкодного ангела, а я ей говорил слова красивые - королевна моя, царица! Вот и любила, но в свой сад одного не пускала. Только под присмотром. В этом саду был большой малинник и ягоды было огромное количество. Куда только она девала такое количество ягод? - вопрос, и почему мне нельзя было есть много малины - тоже непонятно, но наливочки у бабули всегда были отменные да в большом количестве. Мне же иногда перепадала маленькая тарелочка свежей малины и всё, хватит. Естественно я при всяком удобном случае пролезал в сад и прятался в малине не показываясь на поверхности. Наедался до отвала и не реагировал на призывный зов бабули, которая чуяла неладное. Потом перелезал через забор на улицу и входил в дом через парадный вход, подходил к бабуле и начинал ластиться, говоря заветные слова, а то и небылицы придумывать - дескать вышел воздушку глотнуть, а меня гуси пощипали. После таких рассказов меня любили ещё больше. Даже наливочки давали для успокоения души, после употребления которой я чувствовал слабость в ногах и спешил забраться на печку отлежаться. На печи всегда лежал сахар большими кусками в холщёвых мешках и грелась парочка котов. Сахар я спускал вниз, котов с треском прогонял и устраивался поудобнее переваривать добытое.

Была у бабули тумбочка приличных размеров, где для гостей были приготовлены графинчики с наливочками. Я перепробовал их все втайне от бабушки. Особенно нравилась вишнёвая - чудо хороша, как божественный эль! Вот только ноги после её употребления слабели и приходилось валяться на печи в сладкой неге. Не знаю почему, только однажды на тумбочке появился замок, маленький, но крепкий. Зато в чулане постоянно начал появляться тазик с чищеными и жареными семечками. Вот я и налегал на это добро с утра и до вечера.
Вечерами собирался в избе народ всё больше женского общества поточить лясы, поиграть в картишки и погадать. Однажды принялась бабуля гадать кем мне предстоит быть, и по всему выходило, что быть мне либо военным, либо милиционером. Не нравились мне её предсказания, да и нрав у меня упрямый, вот и не стал в жизни ни тем ни другим.

Рядом с деревней протекала речка Дёма. Тихая, с большими затонами и красивыми берегами. Любил я взять удочку, накопать червей, наломать хлеба и отправиться рыбачить на берег. Лодок на приколе стояло много, так я забирался на самую длинную и закидывал наживку. Без рыбы никогда к бабушке не приходил - всегда с полным куканом. А однажды по приезду к ней на лето обнаружил, что деревенские власти обустроили купальню. Вышло так - в плане прямоугольник, а на дальнем конце, где начиналась глубина - там вышка. В середине купальни дно имело пологий откос с песчаным дном, начинаясь с мелководья, а на дальнем конце было уже глубоко. Вот туда и прыгали деревенские смельчаки с высокой вышки. Какое же это было счастье - барахтаться в воде весь день! Вытащить меня на обед, или на ужин не представлялось возможным и от сердобольных бабулек, присланных доставить меня до дому для последующего прокорма, я ловко уходил на глубину, выныривая в самых неожиданных местах. Гонцы так и возвращались в одиночестве. После заката солнца я сам приходил уставший, счастливый и голодный, но готовый получить взбучку. И как только эта взбучка начиналась, то я знал что делать - виновато опускал бедовую головушку с белокурыми кучеряшками долу, немного выжидал, когда пройдут первые её порывы, а потом поднимал свои ясные детские глазоньки и говорил заветные слова про то, какая бабуля королевна и лебедь белая, от которых она моментально таяла и я получал прощение, любовь да ласку. Однако, для присмотра за мной была выписана из города моя старшая сестра, с которой такие финты не проходили. Она строго следила за моим графиком посещения купальни и прочих радостей жизни. Улизнуть не удавалось и даже гуси её не щипали, хотя всех, кто проходил по узкой улочке к реке редко миновала эта участь. Уговоры не действовали, да и как они могут действовать на отличницу с двумя тугими косичками, оканчивающимися бантиками!?

Ограничение моей свободы было хуже солнечного удара. Даже в малине я перестал скрываться, чтобы не выдать этого своего вкусного местечка. Меня стали вовремя кормить, мыть, воспитывать и это было ужасно. Радость лета мгновенно подёрнулась пеленой безысходной грусти.
Однажды я опять, беззаботно бултыхался в тёплой речной воде, когда издалека увидел сестру, спускавшуюся с крутого бережка за мной звать к ужину. Она безошибочно опознала свою жертву и по мосткам направилась прямо ко мне. Убегать было бесполезно. Пришлось вылезать на поверхность и попробовать уговорить её дать время порадоваться жизни. Я знал, что напрасно трачу слова - вредина она была знатная. Так просто быть побеждённому мне не хотелось, и я продолжал свои бесполезные просьбы, которые позволяли мне в процессе их изложения хоть немного подышать воздухом счастья. Но передо мной была скала и ей явно нравилась эта роль - быть старшей и наслаждаться своим положением. Тональность перепалок возрастала и окружающие посматривали в нашу сторону. Мои товарищи по детству устроились в воде поближе к нам и тоже не переставали упрашивать неумолимое существо с косичками дать нам ещё ну хоть сколько-нибудь времени поплавать. Я как мог пытался найти несуществующие слова, которые могли бы смягчить это каменное сердце, чувствуя абсолютную безнадёжность нашего разговора, который с моей стороны уже давно перешёл на отчаянный крик. Над ограниченном пространством речной купальни нависала кульминация маленькой трагедии, свидетелями которой были уже все присутствующие, давно не отводившие взглядов от её двух главных героев.

Тут произошло нечто неожиданное - видя то, как я решительно упираюсь и зная, что силой меня не взять, она решила предпринять необычную тактику. Невозмутимо глядя на свою жертву сестра сделала предложение - попросила спеть песню "О соле миа", которую пел Робертино Лоретти, тогда она позволит мне остаться ещё на полчаса. Пластинку с его песнями сестра могла слушать бесконечно. Да что там она - мама и я тоже любили эту музыку с ангельским голосом итальянского мальчика. Надо было видеть выражение лица этой проказницы! На нём была и ирония, и чувство превосходства над меньшим по возрасту существом, к тому же мальчишкой. Её предложение прозвучало в окружении довольно многочисленной компании зевак, которые наблюдали за развитием событий и должно было сработать безотказно - я должен быть побеждён и последовать за ней к ужину.
Ожидание развязки стало осязаемым. В купальне вода перестала волноваться, люди замерли в предвкушении интригующих событий.

Услышав приговор, я оценил всю его пакость. Как я мог петь при большом скоплении народа, да ещё при таком развитии событий!? Конечно, дома мне часто хотелось петь песни Робертино, что я с удовольствием и делал, но что бы тут, на деревенской речке - это было выше моих сил.
На мостках при заходящем солнце стояли две фигуры - девочка в цветастой юбке и белой маячке с чёрными волосами, задорной чёлкой и блестящими косичками в бантах с одной стороны, с другой - несчастный, мокрый мальчишка, которого обстоятельства, в виде этой девчонки, неумолимо звали покинуть счастливое место. Наступила кульминационная пауза, которая невольно разделила территорию на импровизированную сцену и зал. Борьба противоречий внутри меня решилась в пользу свободы и счастья. Боясь неверно произнести итальянские слова, я запел в русском переводе:
"Как ярко светит после бури солнце.
Его волшебный луч всё озаряет
И к новой жизни травку пробуждает
Как ярко светит после бури солнце".
На удивление самому себе взял правильную тональность, что позволило красиво продолжить на высоком регистре:
"Я знаю солнце ещё светлей
И это солнце свет твоих очей.
Одна, о дорогая, одна ты солнышко моё!".

При этих словах я даже немного осмелел и посмотрел на неё в упор как будто эти последние слова предназначались именно ей. Щёки сестры сделались пунцовыми, а люди в воде открыли рты, как рыбы и медленно шевелили плавниками. Я вопросительно посмотрел на неё и взглядом спросил - "продолжать?". Хорошо - сказала сестра, "я подожду тебя полчаса на берегу - иди плавай!", повернулась и пошла по мосткам в сторону берега. А я пребывал в шоке от самого себя, от дурацкой ситуации в которой оказался и только аплодисменты привели меня в чувство. Неужели победил, совершив невероятное? От себя я такого не ожидал, но дело было сделано и народ с восторгом ждал своего героя в тёплой вечерней воде. Освободившийся пленник разбежался, оттолкнулся от успевших просохнуть за это время мостков, и полетел над головами зевак в тёмно-зелёные объятия воды, а когда вынырнул, то поплыл навстречу заходящему солнцу. За мной наперегонки плыли мои товарищи. Вот оно - счастье!
Tags: былинки, детство, забавное, интересное, лето, юмор
Subscribe

  • В поисках контакта

    Периодически кришнаиты появлялись перед моими глазами в жизни, но настал момент, когда мне самому пришлось переступить порог их "храма"…

  • Это искусство?

    На днях посетил галерею "Ходынка". Товарищ пригласил на выставку антенн. Говорил, что там и ненаука, и визуалка, ну и просто…

  • Только я вижу?

    То ли птица, то ли пегас в небе. И появляется в разлиных формах и время. Вот и думаю что за знаки мне в небесах видятся. К чему подвигают?…

promo evgenyart february 6, 2016 13:33 12
Buy for 30 tokens
Студенческие годы в Строгановке постоянно сопровождают моё сегодняшнее творчество. Занимаясь тем, или иным творческим процессом, невольно происходит его оценка и взгляд из прошлого помогает понять величину роста мастерства. Ну, а встречи со знакомыми по Аьма-матер мгновенно возвращают нас в то…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • В поисках контакта

    Периодически кришнаиты появлялись перед моими глазами в жизни, но настал момент, когда мне самому пришлось переступить порог их "храма"…

  • Это искусство?

    На днях посетил галерею "Ходынка". Товарищ пригласил на выставку антенн. Говорил, что там и ненаука, и визуалка, ну и просто…

  • Только я вижу?

    То ли птица, то ли пегас в небе. И появляется в разлиных формах и время. Вот и думаю что за знаки мне в небесах видятся. К чему подвигают?…