evgenyart (evgenyart) wrote,
evgenyart
evgenyart

Categories:

Оскар Яковлевич Рабин

Российский и французский художник, один из основателей неподцензурной нонконформистской художественной группы «Лианозово» и один из организаторов знаменитой «Бульдозерной выставки». Вчера его не стало.



Замечательный художник - честный, что немножко редкость в людских кругах. Искусство тоже ведь требует службы, а тут хочется кушать, успеха или хотя бы комфорта. Вот и начинаются следования моде или рассуждения о высоком, дабы показать ум и великие замыслы. Чего я только не слышал .... На самом деле из 100 художников, в лучшем случае 1 о чем-то задумывается когда творит! Это и в правду процесс основанный на инстинктах, ассоциациях и подсознании. По этой же причине не люблю искусствоведов - навыдумывают и ещё выдают это за правду! "Ах, как глаза блестят - это он замыслил нечто коварное!" Да ему акцент просто может нужен был по композиции, ну и тому подобное.



"Я – художник, а все, что написали обо мне – работа искусствоведов. У них такая работа – трактовать, придумывать версии. Я просто выражаю свои мысли, чувства, ощущения. Никогда публично не рассуждаю о своём творчестве и подозрительно отношусь к таким монологам художников», – говорит Оскар Яковлевич. Полностью поддерживаю!


Как обычно родился, учился,работал:

Оскар Яковлевич Рабин родился 2 января 1928 года в Москве в семье врачей. Его отец – украинский еврей Яков Рахмаилович Рабин, мать латышка Вероника Леонтина Андерман – были выпускниками Цюрихского университета. Когда мальчику было пять лет, отец скончался, в возрасте тринадцати он лишился и матери.



Смотрим на дату рождения - прошел войну, так что многое в картинах сразу становиться понятнее.

После окончания Второй Мировой войны, в период с 1946 по 1948 гг. Рабин учился в Рижской Академии художеств. Местные студенты прозвали его «наш Репин» за приверженность реалистическому методу. Поскольку Рабин не имел при себе никаких документов, ему не выдавали продуктовых карточек. Постоянного места жительства студент не имел, ночевал в академии, жил впроголодь и боялся быть арестованным за нарушение паспортного режима.



В 1949 Рабин окончательно перебрался в Москву и поступил на второй курс Суриковского института. Вся его живопись - типичный сурок! Отчислили за формализм, а к 2000 годам, когда там училась Лиска - это был типичный формат живописи. Побольше грязи, формализма, концептуализма, можно немножко провакации или сентиментальности, и все это на фоне приличной академической школы.



В 1950 каким-то чудом вновь получил паспорт, женился на художнице Валентине Кропивницкой, дочери своего первого преподавателя Евгения Кропивницкого.



Рабин много писал свою жену Валентину Кропивницкую. Он изображал любимую в образе Симонетты Веспуччи («Моя жена», 1964) или благочестивой Мадонны («Мадонна. Лианозово», ок. 1967) и помещал ее на фоне мрачных советских пейзажей городских окраин.


Парадоксальность взаимоотношений Рабина с властями заключалась в том, что в живописи Рабина не было и малейшего намека на модные за рубежом авангардные течения того времени, он никогда не занимался абстракционизмом, остался равнодушен к абстрактному экспрессионизму, поп-арту. Защищаясь от нападок и травли, он апеллировал к реализму. «У нас всячески превозносится и поощряется реализм. А ведь моя живопись как раз реалистична. – Отмечал художник. – Я рисую то, что вижу. Я жил в бараке, многие советские граждане тоже жили в бараках, да и теперь живут. И я рисую бараки. Почему это плохо? <…> Меня упрекают за натюрморты, за водочные бутылки и лежащую на газете селедку. Но разве вы никогда не пили водку и не закусывали селедкой? <…> За границей к тому же нашу водку хвалят, и мы этим гордимся. Да и вообще – пьют у нас много. <…> Это сама жизнь. Надо ли бояться жизни?».



В 1969 году Городской комитет КПСС постановил, что любая выставка может быть разрешена только после просмотра руководством МОСХ[17]. Именно тогда Рабин высказывает идею выйти с картинами на улицу, вместо того чтобы устраивать официальные выставки. Осенью 1974 года Рабин становится инициатором и одним из главных организаторов известной выставки работ художников-нонконформистов в Битцевском лесопаркеБульдозерная выставка»).

В воспоминаниях Владимира Немухина история возникновения замысла выставки связана с давлением на Рабина со стороны прокуратуры и КГБ[18]. Немухин предложил Рабину обратиться к властям с открытым письмом. Однако такой шаг мог привести только к тюремному сроку для художников. И тогда Рабин предложил устроить выставку на открытом воздухе, куда будут приглашены иностранные дипломаты и журналисты.



В январе 1977 года Рабина задерживают по обвинению в тунеядстве и сажают под домашний арест[7]. После отказа эмигрировать в Израиль, домашний арест заменяют ночью в КПЗ. Через несколько дней Рабин получает предложение туристической визы в Европу и соглашается уехать — Для нас был важен сам принцип свободы передвижения: поехали по турвизе, свободно вернулись… Впрочем, я решил, что без Вали не поеду. Там сначала разозлились, а потом выдали три загранпаспорта.


22 июня 1978 года, проведя 6 месяцев во Франции, Рабин получает приглашение из советского консульства. Генеральный консул зачитал художнику Указ Президиума Верховного Совета СССР, требующий «лишить советского гражданства Рабина Оскара Яковлевича, в связи с тем, что его деятельность позорит звание советского гражданина» — Я спросил, нельзя ли получить копию указа. «Нет, — ответил консул, — указ ещё не опубликован, есть лишь текст полученной из Москвы телеграммы».


В среде нонконформистов это было воспринято как своеобразная «почесть» – ведь до Рабина персоной нон-грата становились только писатели-диссиденты, он стал художником-исключением. Своё бытие во Франции художник называет «Третьей жизнью».

Французское гражданство он получил в 1985 году. В 1990, на излёте Перестройки он получил известие о том, что имеет право на восстановление советского гражданства. После распада СССР творчество художника было окончательно реабилитировано.

В 2006 году Рабин, наконец, получил российский паспорт, однако возвращаться на родину не собирается. А теперь уже и не вернется.







Посмотрите на подпись на картинах - не прячет, везде жёстко и заметно. Часто, особенно у старых мастеров подписи незаметные. А тут типичный почерк художника, прошедшего оформительскую школу СССР. Все мы можем писать жёсткими печатными буквами, иных дрессировали так, что писали так быстрее чем прописными! Я тому живой пример.
Tags: авторское, живопись, искусство, картина, прекрасное, размышления, художники
Subscribe
promo evgenyart february 6, 2016 13:33 9
Buy for 30 tokens
Студенческие годы в Строгановке постоянно сопровождают моё сегодняшнее творчество. Занимаясь тем, или иным творческим процессом, невольно происходит его оценка и взгляд из прошлого помогает понять величину роста мастерства. Ну, а встречи со знакомыми по Аьма-матер мгновенно возвращают нас в то…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments