evgenyart (evgenyart) wrote,
evgenyart
evgenyart

Categories:
  • Mood:

Приключения с визой в Германию. Часть1

Отмотав немного назад, следует остановиться на событии, при котором стало возможна моя поездка в Венгрию, а затем в Германию.

В конце восьмидесятых, когда в Москве происходила массовая скупка художественных произведений на территории, граничащей с Измайловским гостиничным комплексом, где я и появился в самом первом эшелоне художников, желающих заработать на своем умении смешивать краски и рисовать портреты. Покупали всё! Просто сметали начисто.



Припоминаю момент, когда написал к субботе десяток живописных работ, и аккуратно запаковав в крафт-бумагу, приготовился на следующий день отнести их на продажу. Выбрав удачное место, я начал доставать из упаковки первую работу. Вынув её наполовину, услышал мужской голос, который попросил не вынимать работу, но упаковать её обратно, осведомившись, сколько живописных работ у меня имеется в наличии и цену за всё. Я ответил, и через мгновение в моей руке оказалась названная мною сумма. Это было даже не интересно. Никакого процесса купли продажи, слов, восторгов, замечаний и тому подобных инсинуаций. Всё произошло быстро и почти цинично.

Водка и общение с институтскими приятелями разнообразили время продажи живописных шедевров. Надо признать, что я продавал свои работы не дорого, скорее, ради любопытства, да и иностранцы не были готовы платить художнику без имени хорошие деньги.

Однажды около моих работ остановилась рослая иностранка. Если вы когда-нибудь ловили рыбу, тогда можете понять это состояние. Поплавок на моей удочке начал уходить под воду, и довольно скоро я подсёк желаемую добычу. Молодая дама имела длинные, чёрные и вьющиеся волосы, очень узкий лоб, который пересекала одна большая глубокая морщина и здоровенный подбородок с прорезью рта.

Если бы на неё надеть высокую шляпу волшебника, то была бы похожа на персонажа из сказок Андерсена. Она была весьма энергична и что-то активно говорила на английском, однако, впоследствии оказалась немкой. Было видно, что ей приглянулась одна из моих работ маслом размером метр на метр. Получив деньги, я предложил донести картину к её дому, втайне думая о том, что дама пригласит меня на чашечку кофе и увидев интерьер, я найду пустое место на стене, которое предложу заполнить другой картиной, желательно большого размера.

В процессе общения я стал инициатором наших последующих отношений, которые сопровождались совместными походами в театры и на художественные выставки. Потом последовали приглашения к ней домой на кофейные посиделки и беспечное времяпрепровождение, сопровождаемое болтовнёй с ней и её друзьями, скорее подругами. Наконец, познакомил даму с моей сестрой, и та сразу стала закадычной подругой Мет (так её звали). Честно говоря, особенно учитывая внешность дамы, мне была просто интересна иностранка - все-таки не часто встречаются. Я при всем желании не смог бы поучаствовать в её личной и тем более сексуальной жизни.

Пустое место на стене под новую картину было найдено очень быстро, также быстро был натянут холст и записан очередной гениальный пейзаж. Деньги за работу также были получены без промедления. Теперь на очереди было реализовать возникшее желание побывать в Германии. Для этого была нужна виза. Новая подруга работала в немецком посольстве каким-то мелким клерком, и когда я озвучил ей свое желание побывать в Германии, она с радостью предложила мне помочь с визой. Наша дружба быстро набирала обороты, несмотря на то, что я крайне плохо понимал и говорил на английском и немецком. Это был языковой винегрет, хорошо приправленный выразительными эмоциями.

Мет просила звать её по-дружески Метти. Я тут же окрестил её Гарри за выразительно-мужественный вид.

В разгар дружбы возник разговор, смысл которого сводился к тому, что людям, работающим в посольстве, и их семьям был бы интересен отдых в Крыму. Я тут же вспомнил своего давнего друга, который в девяностые годы был заместителем директора дома творчества художников СССР имени Коровина в Гурзуфе. Позвонив ему, предложил подписать долгосрочный договор с немецким посольством на отдых сотрудников учреждения и их семей. Мет было предложено поехать в этот дом творчества и самой посмотреть условия для отдыха. Сказано сделано. И вот ощущаю себя в самолете, летящим в мой любимый Крым, где я провёл много незабываемых лет полных творчества, любви и упоения прекрасной природой! Мет тоже выглядела приподнятой. Дорога в рай была быстрой, и вскоре горячий воздух любимых мест долгожданным поцелуем обласкал меня и нежно заполнил лёгкие.

Мой товарищ был рад встрече, однако вначале предложил расселиться, а потом продолжить общение. Он предложил нам два одноместных номера. Мет сидела тихо, что не было ей свойственно. Я поразмыслил о том, что не следует быть расточительными и зря тратить деньги на два номера, когда можно взять один с двумя кроватями. О чем я только думал!? Как я был наивен в те времена!
Хотя номер нам был предоставлен бесплатно, я решил не возлагать дополнительную нагрузку в разгар летнего сезона на своего друга. Узнав о таком решении, мой товарищ несколько замялся, а Мет сидела в позе отличницы со смиренно опущенными глазами, но где-то на её лице блуждала улыбка Джоконды. Товарищ лично проводил нас к номеру, помогая Мет нести её не маленький чемодан. Мы оставили свои пожитки и были приглашены на бокал вина к Александру (так звали моего товарища) в его квартиру.

Александр был красноречив и многословен. Мет хотела досконального перевода его пафосной болтовни. Пришлось приобрести англо-русский словарь и пару разговорников, потому, что переводил ей, как только мог: жестами, мимикой и звуками, похожими на англо-немецкий.

С каждым фужером чудесного крымского вина тосты становились длиннее в геометрической прогрессии, и я понял, что мне приходит конец под страстным желанием Мет узнать, что же там такое говориться так долго и выразительно, в том числе и в моих тостах, обращенных к им обоим.

Результаты добрых намерений в отношении этой женщины я начал постигать уже после обильных возлияний и южных блюд, приготовленных хозяином за его гостеприимным столом, а придя в отведенный нам номер, сполна почувствовал свою оплошность. Я направился к кровати, расположенной на больших размеров лоджии, предоставив Мет внутренний объём номера. День был эмоционально приподнятым и после прекрасного ужина тянуло ко сну. Однако, это моё чувство совершенно не разделяла Мет, и когда я улёгся поудобнее в своей постельке, моя спутница тут же подсела на край кроватки и принялась что-то энергично обсуждать. Скоро я начал понимать о чём идет речь. Весь её эмоциональный поток был направлен на совместное времяпрепровождение под одним одеялом.

Поняв это, меня пробила холодная дрожь, я осознал всю обреченность своего положения, в которое сам себя поставил.

Похожая на огромного чёрного скорпиона, активно домогающегося моей любви, она долго не уходила от меня, пока не исчерпала все запасы своего красноречия. Пришлось сказать, что очень устал и хочу спать, попросив её удалиться к себе и сделать тоже самое. Она подскочила как ужаленная и, громко ругаясь, пошла внутрь номера, а я с благоговением предался в руки Морфея, опьянённый вином и воздухом Гурзуфа.

Последующие дни прошли в экскурсиях по большой Ялте.

Её раздражительность нарастала с каждым днём и жутко портила впечатления от пребывания на прекрасной крымской земле, но я терпел, отрабатывая свои ошибки и добрые намерения, а также возможную визу в Германию, делая беспечный вид.

Как-то с утра в разговоре с Александром предложил ему "взять огонь на себя" в отношениях с Мет, мотивируя тем, что привлёк кучу людей из посольства Германии к отдыху в его отеле. Это был крик о помощи! Мой товарищ улыбнулся, ответив следующее: "Ты приехал в Тулу со своим самоваром и пытаешься угощать окружающих чаем из него" и наотрез отказался принимать в этом участие.

Мет превратилась в ревнивую фурию, страстно охранявшую меня от всяческих взглядов и, тем более, случайных разговоров с другими девушками, которые в избытке веселились и порхали повсюду, задорно строя мне глазки.

Однажды я повёл мою спутницу загорать и плавать в бухте Чехова, которая находится рядом с домом творчества Коровина и была прекрасна видна из нашего номера. Пройдя на территорию за пачку сигарет Мальборо, мы расположились в удобном местечке между камней. Мет разделась и осталась в купальнике времен второй мировой войны. Все части её мощного тела, модного во времена расцвета гитлеровской Германии, были надежно закрыты чёрной материей от возможных надоедливых приставал и негодяев.

Я расстелил покрывало на мелких камнях, разложил наши пожитки и тихо улёгся загорать, поспешив закрыть глаза и предаться думам о том, что всё это происходит не со мной. Не было никакого желания поддерживать разговор, то и дело затеваемый Мет, и я отчаянно вялился на ярком солнце, как обречённая вобла. Наконец она затихла, успокоенная шумом прибоя.

Мечты, освободившись от реальности, мгновенно улетели в волшебный мир окружающих меня красок, приятного общения с очаровательными девочками в развивающихся на морском ветру коротеньких платьицах, в мир счастья и свободы!

Мои не продуманные поступки с женщинами, с которыми нельзя строить отношения по тому же принципу, как с мужчинами, привели к тому, что я оказался в тесной компании с крайне активной женщиной могучих форм, гиперактивного темперамента, безумно возжелавшего интимных отношений. И не просто в компании, а в одном номере отеля! Из-под её черных как смоль кудрей на меня страстно смотрели глаза бешеной гориллы. Она ловила каждый мой жест, каждый взгляд и хотела знать всё, о чем я говорил, или молчал.

Лёгкая тень накрыла моё лицо. Я приоткрыл глаза и, о ужас!, надо мной возвышались две ноги, венчавшиеся звездным окончанием! Вот оно, началось! "Это Метти решила поставить вопрос ребром и мне теперь придется туго"- подумал я. Однако, стройные ножки, грациозно несущие свои звездные прелести, легко перешагнули моё впечатлительное тело и, пока я провожал их взглядом, надо мной возникла ещё одна пара ножек с очаровательным содержанием в том же месте. О, Боже! А если Мет откроет глаза и увидит всю эту обнажённую прелесть! Что же будет!? Скандал не минуем. Пока эти мысли жгли мне голову, третья пара божественно красивых ножек возникла над моей головой и также грациозно исчезла в направлении моря.

       
Как выяснилось позже, это место уже давно облюбовали любители позагорать полностью раздетыми.

Ну почему, я оказался с Мет, лежащим как раз в том единственном месте, где можно было пройти ближе к морю мимо острых камней? Почему именно сейчас и такие красавицы перепорхнули обнаженные надо мной и удобно устроились на самом краю большого камня у воды, постоянно оборачиваясь на нас и смеясь?

Во всем этом я увидел наказание божие за свою глупость.


Будет и чудное продолжение*

Tags: былинки, забавное, интересное, путешествия, юмор
Subscribe
promo evgenyart february 6, 2016 13:33 9
Buy for 30 tokens
Студенческие годы в Строгановке постоянно сопровождают моё сегодняшнее творчество. Занимаясь тем, или иным творческим процессом, невольно происходит его оценка и взгляд из прошлого помогает понять величину роста мастерства. Ну, а встречи со знакомыми по Аьма-матер мгновенно возвращают нас в то…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments