evgenyart (evgenyart) wrote,
evgenyart
evgenyart

Студенческая шабашка, часть 3

Начало моего шебутного лета тут первая часть и тут вторая часть



    Я поспешил покинуть сей своеобразный дом и вернулся в свою избушку, где стояла благословенная тишина. Однако, к ночи ко мне подтянулся слегка протрезвевший Юрик. Он совершенно не помнил разбитой гитары и вылетевшей из дома Татьяны. Просто проснулся и пришёл ко мне досыпать. Мы проговорили допоздна, а поскольку электричества в избушке не было, то в кромешной темноте легли спать. Не успели отойти ко сну, как почувствовали какое-то движение под окном, что нас, разумеется, сразу насторожило.  Лежали, чутко прислуживаясь и размышляя над тем, где может лежать топор. Неожиданно, тихий мужской голос из темноты попросил дать ему стакан. ...

      По ощущениям под окном в кромешной темноте шевелилось и перешептывалось приличное количество народа. Мы с Юриком изрядно струсили, подумали, что пришла над нами расправа. Я встал и поспешил найти в кромешной тьме стакан. Протянутая в темноту дома рука, как-то сама собой нащупала долгожданный стакан и высунула его в окно. Стакан мгновенно был поглощён мраком ночи. Было только слышно бульканье, которое то затихало, то продолжалось, а всё это время две мужские фигуры в избе затаились в ожидании неизвестного будущего, стоя в позе зайца, готового прыгнуть от страха сразу во все стороны. Бульканье за окном продолжалось долго. Затем снова раздался голос, который произнёс: "Держи стакан - пей!". Моя рука безошибочно приняла полный стакан и отправила его Юрику. Тот молча взял и проглотил содержимое, отдав стакан обратно, а я отдал его кому-то за окном. Спустя мгновение, этот кто-то за окном опять вернул его мне полным водки. Пришлось выпить. Из темноты за окном попросили закуски. Чего-чего, а её было у нас не густо, но пришлось отдать всё подчистую, чему там за окном тоже были рады, да и не привыкать им было к богатству ночного застолья. Голос из мрака поблагодарил за наши милости и, вскоре, движение у дома исчезло. Наши фигуры оттаяли и забрались под одеяла, а налетевшие в окно комары многократно усилили звенящую тишину ночи, которая далее прошла без гостей и происшествий.



    А утром была продолжена работа по оформлению деревенской школы московскими художниками. Работа  была разделена на троих поровну. Мне достались две большие боковые стены вестибюля под роспись на лирические темы юности, Юрий принялся за монументальную композицию с Лениным напротив центрального входа (по моим эскизам), а Татьяна взялась за многочисленные стенды и планшеты с информацией.

   
Жизнь в деревне вошла в повседневное русло. Моя избенка стояла рядом со школой и было удобно добираться до работы, в отличие от ребят. Напротив школы находился дом культуры, где в конце недели обязательно были фильмы и танцы. Мы с ребятами боялись этих массовых мероприятий как огня. Заявляться на танцы, в то время, в чужом краю было равнозначно подписать себе приговор, если не смертный, то быть хорошенько избитыми было обязательной программой, чего не хотелось. Вот и возвращались с работы наискосок мимо этого дома культуры и даже не глядели в ту сторону.
    Я очень любил петь в одиночестве, находясь у себя в избёнке. Пел задушевные русские песни. Пел во весь голос с выражением, совершенно не думая о том, что меня может кто-то услышать. Арии из опер, которые запомнились мне с детства, когда мама работала концертмейстером в Башкирском оперном театре, как-то сами собой вылетали из памяти и кружились вокруг меня, создавая привычную атмосферу детства. Арии Ленского, обращенные к его возлюбленной Ольге, арии Евгения Онегина помню до сих пор. Наша жизнь с мамой всегда была наполнена классической музыкой. В квартире почти каждый день пел либо квартет, либо трио, разнообразные дуэты и солисты. Готовились к концертам, а я к школьным урокам. Не один раз я чувствовал, что под распахнутым окошком моей избенки кто-то вздыхал, когда я пел. Или мне казалось, что это были женские вздохи?

 
   На противоположной стороне улицы одиноко жила бабушка у которой была коза. Как-то я пришёл к ней в гости с просьбой купить козьего молока. Бабулька очень обрадовалась предложению и я продолжил заходить к ней за молоком, оставляя денежку. Старушка оказалась владелицей вёсельной лодки, стоявшей на приколе без дела уже несколько лет. Она предложила брать её лодку и кататься, когда захочу. От такого предложения я не стал отказываться.
Покататься по заливам Волги было очень заманчиво. Да и порыбачить с лодки спиннингом тоже очень хотелось.

     Пригласил товарища составить мне компанию и мы начали плавать по окрестностям любоваться красивостями. Несколько освоившись и приглядев рыбные места, я брал с собой спиннинг и отправлялся на рыбалку. Щука не заставляла себя ждать, а иногда попадался окунь и жерех. Я с удовольствием делился уловом с ребятами и моей знакомой бабулей, чему та была несказанно рада и отвечала мне тем же, угощая творожной запеканкой из козьего молока и пирожками. Иногда шёл к ней порубить дрова. Для меня это было развлеченье, а для неё - до слез необходимая и трудная работа.



      Однажды, заплыли с Юриком в тихий омут, где я наловил спиннингом пяток щук. Этот предмет рыбной ловли был позаимствован мной у моей институтской подруги. Спининг был маленький и тоненький, одним словом - девчачий, рассчитанный на ловлю кильки и под моими щуками гнулся и скрипел. Удачную рыбалку издали увидел один местный мужик на моторной лодке, и поспешил подплыть к нам разделить успех. Остановился неподалёку, заглушил мотор и тоже принялся кидать блесну. Что-то с ловлей рыбки у него не ладилось, вот он и пристроился к более удачливым. Юрик, как всегда, молчаливо сидел в лодке и угрюмо посматривал на воду.
 

      На мужика не обратили особого внимания, и я продолжал закидывать блесну в свободные от коряг места. Вода была прозрачная и кругом сновала мелкая рыбёшка. Я видел, как приближается моя блесна к лодке, а из глубины медленно начала всплывать большая коряга. Она всплывала наперехват блесны, которая была в метрах пяти-шести от меня. Корягой оказалась здоровенной щукой. Она цапнула блесну и медленно поплыла обратно на свою диспозицию. Спиннинг изобразил мёртвую петлю и согнулся макушкой прямо к ручке.

    Щуку остановить было невозможно, леска была на пределе. Вспомнив рыбачьи хитрости, начал потихоньку отпускать леску, не давая щуке свободного хода. Через некоторое время, рыбина повернула обратно и поплыла прямо на лодку. Пришлось быстро наматывать леску на катушку и громко наставлять товарища, чтобы он, когда подведу рыбу к корме и приподниму, схватил её за жабры и втащил в лодку. Вот щука подплыла к нам вплотную. Её грозная крокодилья морда злобно глазела на нас. У меня мурашки побежали по коже. Видимо, у Юрика тоже. Я попробовал затащить её в лодку согнувшимся в кольцо спиннингом. Безуспешно! Щука даже не подняла головы и проплыла под лодкой. Юрик в ужасе выдохнул и пересел на другой край лодки наблюдать за удаляющимся монстром.

    Продолжая научать моего товарища, чтобы он хватал обеими руками щуку за отсутствием сачка, я опять начал тормозить ход щуки. Она поняла мои намерения, развернулась и пошла на нас. Мужик, расположившийся рядом, заметил подозрительную движуху в нашей лодке и забыл про свою рыбалку. Он стоял в классической позе наблюдателя открыв рот и ожидал развязки.

 
   Рыбина медленно подплывала к борту лодки и её свирепый взгляд не напоминал нам о мирной рыбалке, а скорее о возможной охоте на нас. Когда она поравнялась с бортом, я всем своим тельцем выпрямился и попытался направить движение щуки вверх к поверхности воды, втайне желая втащить её в лодку, использовав инерцию движения. "Юрик, хватай её!" - заорал я.    

    Действительно, тело щуки направилось к поверхности воды и вот огромная, зелёная голова, похожая на свирепого крокодила или уголовника-разводилу показалась над водой. Видимо ей стало интересно, что там в лодке за идиоты, и чего им надо, зачем зовут? На краю её невероятно зубастой открытой пасти болталась пара блёсен. оборванных у незадачливых рыбаков. Она глядела на нас здоровенными глазищами, из которых веяло глубинным ужасом. Голова этого монстра была огромна, а размер тела был около двух метров! Это продлилось мгновение. Протянувши было к щуке свои ручки, Юрик в страхе их отдернул и забился на другую сторону лодки. Мой истошный крик, обращённый к застывшему в ужасе Юрику, заставил выронить из рук спиннинг любознательного мужика, наблюдавшего эту душераздирающую сцену, когда щука с презрением и невероятной злобой осмотрев нас и содержимое лодки, совершила по ней страшный удар хвостом, оборвала леску и медленно удалилась на глубину.

    Юрик застыл в древнем ужасе с безумными глазами навыкате у противоположного уплывающей щуки борта. Мужик напротив уже давно олицетворял собой онемевшее изваяние, стоя в неуверенной позе и продолжал держать в руках давно упавший в воду спиннинг. Очухавшись, он понял, что утонувшего спиннинга ему не видать, а нырять за ним, после увиденного, у него никакого желания не было, завёл мотор и поплыл к берегу. А я был рад, что такую страшилину не удалось втащить в лодку, где бы она нам показала кузькину мать!

    Когда мы пришли в себя и приплыли к берегу, уже вся деревня только и говорила о нашей жуткой рыбалке. Некоторые жители встретили нас на берегу, выражая свое соболезнование. Все охали, ахали и рассказывали какие-то ещё более страшные истории.

    После такого стресса было решено зайти ко мне в гости принять по стаканчику. Приняв успокоительное, Юрик пошёл утешаться к подруге, которая после созерцания недавнего чудовища, должна была ему показаться очень даже привлекательной девицей, а я пошёл к бабульке отнести ей парочку свеженьких щук.

    Бабулькина коза меня очень полюбила. Я всегда приносил ей чего-нибудь вкусненькое - морковку, или конфетку и, когда выходил на работу, она отправлялась за мной следом провожать. Однажды, коза осмелела, зашла за мной в здание школы и стала смотреть как я делаю роспись, а ушла только вечером вместе со мной.

    Недели через две ко мне приехала моя девушка. У неё была смешная фамилия Кискина. Выделив подруге единственную в доме односпальную железную кровать, сам устраивался на ночь рядом на полу, просыпаясь по утрам от того, что кто-то шаловливо игрался моим колокольчиком. Её приезд натолкнул меня на идею сделать художественную композицию второй росписи, где она была бы изображена на фоне своих любимых подсолнухов и маргариток. Композиция возникла сама собой, и я с удовольствием стал воплощать задуманное в жизнь. Пассия погостила всего недельку и уехала с родителями на море, послужив музой, поев местных щук моего приготовления, вдоволь накатавшись по красивым заливам, полным цветущих лилий и кувшинок.

    Однажды к нам в школу завалился огромный, больше двух метров ростом, сильно выпивший местный парень и попросил дать ему ведро водоэмульсионной краски. При его свирепом виде настроен он был лирически. Отметил, что все наши работы очень красивые, он с удовольствием принял предложенное ведро требуемой краски. В процессе общения гость поведал о том, что женат на директрисе дома культуры и что однажды в лесу, встретив медведя, завалил его и притащил в деревню, а так же, работая на лесоповале, в одиночку носил здоровенные бревна. По виду было похоже, что не врёт. Попрощавшись сказал: "Ежели кто вас обидит, то скажите, что будут иметь дело со мной!".
 

    А ещё через пару дней пришёл к нам пообщаться его родной брат. Он был такой же здоровенный и, с его слов, был единственный на всю округу кандидатом философских наук. Проверять эту информацию мы не стали. Основной темой посещения был нескрываемый интерес к тому, что мы до сих пор ходим никем не битые и он не понимает почему? У местных забияк даже вопрос об этом не стоит. Наш гость поведал истории с посещениями их деревни различными приезжими, которые строили ферму для коров, дом культуры и т.д. Все они прошли процедуру "прописки", а мы её благополучно миновали. Вот философ и  задумался глубоко над этим фактом. Я не стал ему рассказывать всю предысторию о раздаче пирогов и прочими составляющими нашего пребывания.

    Быстро прошло лето и работа подошла к концу. Юрик обречённо жил с Татьяной в предвкушении скорой свободы от невольного заточения. В моих закромах созревали молодые вина, которые были приготовлены из плодов вишни, смородины и крыжовника. По замыслу всё это должно быть выпито нами по окончанию работы. Местные ребята сами приглашали нас в клуб на танцы и даже предлагали выбрать любую девчонку, чтобы с ней потанцевать. Однако я и Юрик вежливо отказывались, помятуя о местной традиции побивать приезжих. Зато я брал электрогитару и пел для них слезоточивые песни, после которых трезвыми мы никогда не покидали сей приветливый уголок.

    Но вот, наша работа была окончена и принята компетентной комиссией во главе с председателем, ядреной заведующей дома культуры и директором школы. Был накрыт стол и зазвучали благодарственные тосты. На столе было всё: икра чёрная, красная, осетры, рябчики, утка дикая, зайчатина и многое другое. Да...! Вот что значит - встречают по одежке, а провожают по уму. А может это был просто официальный повод повеселиться местным сливкам общества?

    В дорогу нам выдали небольшую сумму наличных и по трехлитровой банке самогона каждому. За оставшейся суммой мы с Юрой приехали в середине сентября на один день. Всё это время мой товарищ был ещё более замкнут и на девушек уже не смотрел вовсе. Имел вид дикий и молчаливый. Из полученных мной денег у председателя он предложил Татьяне её долю не давать, дескать не заслужила. Но я был строг и справедлив - деньги раздал всем поровну.

   Первого сентября, по традиционному сценарию, весь курс, по привычке, праздновал в нашей с Юриком общежитской комнате начало учебного года. Все пили водку и наперебой рассказывали свои летние истроии. Только Юрик хлебал из моей трехлитровки самогон, так как свою давно опустошил. Ему было что рассказать, да не умел подобрать слова, а настольгия мучила и искала выхода. Поэтому он пил из моей банки самогон тех мест, живо рисуя в памяти произошедшие там событиях, о которых его душа так хотела рассказать и только криво усмехался.
    Мы с ним истории не рассказывали, а когда прозвучал традиционный тост за женщин и все встали выпить стоя, он вставать не стал, а достал свой паспорт со студенческим билетом и уверенно порвав их напополам, выкинув за окошко с шестого этажа.
      Предугадать подобные действия, а тем более остановить этого депрессивного верзилу был никто не в состоянии. Только деликатные увещевания раздавались от меня и ещё пары смелых голосов из нашего круга.  Конечно, документы были найдены, склеены и на следующий день отдадены ему обратно, но причину такого решительного действия сразу-то никто не понял. Только спустя некоторое время.
Tags: былинки, рыбалка, студенчество, юмор
Subscribe
promo evgenyart февраль 6, 2016 13:33 9
Buy for 30 tokens
Студенческие годы в Строгановке постоянно сопровождают моё сегодняшнее творчество. Занимаясь тем, или иным творческим процессом, невольно происходит его оценка и взгляд из прошлого помогает понять величину роста мастерства. Ну, а встречи со знакомыми по Аьма-матер мгновенно возвращают нас в то…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments